Hist-of-rus.ru

Строй журнал
3 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Армия откос по суициду

ПРИЧИНЫ САМОУБИЙСТВ

СУИЦИД . Из общего числа самоубийств 15% приходятся на офицеров, 6–7% прапорщиков и мичманов, остальные (свыше 78%) – на военнослужащих срочной службы. Реальное же количество самоубийств, считают исследователи, еще выше, так как все усилия армейских суицидальных служб направлены на сокрытие обстоятельств гибели, а не на оказание помощи солдатам и офицерам, находившихся в состоянии психологического кризиса.

Причины самоубийств

  • Поиск решения. Самоубийство кажется выходом из сложившейся ситуации.
  • Прекращение боли (психической или физической).
  • Беспомощность, неверие в то, что кто-то может помочь.
  • Единственный выход, бегство от проблемы

Люди убивают себя:

  • от несчастной любви,
  • от сильной страсти и от несчастной семейной жизни;
  • убивают себя от потери вкуса к жизни, от бессилия;
  • убивают от позора и потери состояния нужды;
  • убивают себя, чтобы избежать измены и предательства;
  • убивают от безнадежной болезни и страха страданий.

Многие попытки суицида у молодежи рассматриваются психологами как отчаянный призыв о помощи, как последняя попытка привлечь внимание родителей к своим проблемам, пробить стену непонимания между младшим и старшим поколениями.

В армии родителей заменяет командир. Легко ли школьнику выйти во враждебный мир, где его никто не понимает, никто не жалеет и некому поплакаться?

Зная эти причины уже можно принять меры – больше внимания к личной жизни подчиненных, контроль за их поведением, особенно в неслужебное время, моральная поддержка тех, кому тяжело.

В двух из трех рот и им равных подразделений нет штатного офицера по воспитательной работе. На многих штатных должностях стоят призванные из запаса так называемые двухгодичники, не имеющие опыта работы в армейских условиях. Да и строевыми офицерами, особенно в звене взвод-рота, подразделения не укомплектованы.

Какое отношение имеют все эти, на первый взгляд, оргштатные мероприятия к проблеме суицида? Самое прямое. И солдат, и офицер оказались собратьями по несчастью в условиях нынешнего бедственного состояния армии: первый порой не находит защиты от казарменного произвола, остается один на один со своими переживаниями и стрессами, второй лишен социальной защиты, помощи со стороны государства, а зачастую и элементарных средств к существованию. Ведь офицер, в гарнизоне, особенно отдаленном, единственный кормилец семьи. Это со своей-то нищенской зарплатой и огромной ответственностью за безопасность Отечества. Добавьте к этому отсутствие у многих постоянного жилья, хронические задержки с выплатой денежного довольствия, невозможность соблюдать нормированный режим труда и отдыха из-за высоких нагрузок и низкой обеспеченности частей личным составом, бесконечные переезды.

Общая картина

Военные медики, психологи, социологи выявили такую картину: среди причин суицида на первом месте ( около 40% ) личные неприятности и связанные с ними душевные переживания (голодное существование семьи, болезнь и смерть близких, измена любимой девушки, жены, развод, половая несостоятельность и др.).

Иногда сочувствие, беседа помогут в этой проблеме.

На втором месте ( около 35% ) – служебные неприятности и тяготы военной службы (конфликты, связанные с трудностями привыкания, конфликты между военнослужащими разных периодов службы, проявления пресловутой дедовщины, не сложившиеся отношения между начальниками и подчиненными, на национальной почве и др.).

Внимание командира к конфликтам, помощь в адаптации, наблюдение за отношениями солдат снизит эту проблему.

На третьем месте (около 10%) – конфликты, связанные с антисоциальным поведением (страх перед уголовной ответственностью, боязнь огласки своих неблаговидных поступков).

На четвертом месте (около 5%) – ухудшение состояния здоровья (психические, соматические заболевания, физические недостатки).

На последнем месте – другие причины, обычно связанные с материально-бытовыми проблемами.

Вывод: основным мотивом совершения самоубийств являются конфликты на почве служебных и личных отношений. Иначе говоря, это проблема психологическая, помноженная при этом на социальное неблагополучие общества.

Основными причинами и условиями, способствующими совершению самоубийств военнослужащих, являются:

  • семейные неурядицы;
  • материально-бытовые трудности;
  • неразделенная любовь;
  • неуставные взаимоотношения;
  • тяготение военной службой;
  • злоупотребление алкоголем;
  • какое-либо соматическое заболевание (не связанное с психикой);
  • боязнь ответственности.

Но в любом случае в процессе педагогической профилактики суицида недопустимо применение следующих приемов из арсенала некоторых воспитателей, которые являются прямыми антиподами педагогической помощи и провоцируют суицидальную активность воинов.

К ним относятся:

  • проявление осуждения в форме возмущения;
  • нетактичное выявление вины военнослужащего;
  • необдуманная характеристика поступка и упрек;
  • лишение военнослужащего поддержки со стороны всего коллектива;
  • бойкот;
  • изоляция от части (или всего) коллектива;
  • предупреждение, возбуждение тревоги о наказании;
  • жалобы родителям и вышестоящему командованию;
  • злоупотребление и необоснованное использование приказной формы при оглашении распоряжений и заданий;
  • несправедливое наказание и т.д.

Что может сделать командир по предупреждению самоубийств?

  • Установить индивидуальный контроль должностных лиц за подчиненными военнослужащими с неустойчивой психикой, отстающими в освоении военной специальности и физическом развитии, из неблагополучных семей, склонными к употреблению спиртных напитков (наркотиков), а также привлекавшимися ранее к уголовной ответственности;
  • Предоставлять военнослужащим возможность установления телефонной и почтовой связи с родными и близкими.
  • Пресекать грубость и хамство, формировать здоровый морально-психологический климат среди подчиненных;
  • Соблюдать принципы социальной справедливости в служебных отношениях и при решении бытовых проблем.
  • При помывке личного состава в бане и во время медицинского обследования (осмотра) необходимо, соблюдая деликатность, обратить внимание на особенности строения тела и внешнего вида военнослужащих.
  • Предметом насмешек сослуживцев и тягостных переживаний может служить избыточная полнота или чрезмерная худоба, а также мелкие физические недостатки (большой нос, кривые ноги и т.п.). Татуировки на теле могут отражать символику приобщения к криминальной среде, примитивное стремление к самоутверждению, к неподчинению или же инфантильность. Следы порезов (чаще на левом предплечье) могут быть следами суицидных попыток, «разрядок» внутреннего напряжения («чтобы успокоиться, увидев собственную кровь») или следами «обряда братания» в полукриминальной подростковой среде.
  • Следы инъекций на предплечьях, между пальцев, в подмышечных впадинах, на бедрах, особенно по ходу вен, которые указывают на использование внутривенных вливаний наркотических веществ.
  • Признаком злоупотребления наркотиками могут также быть бледность или желтушность кожных покровов, покраснение лица, характерные алые губы на бледном лице («маска клоуна»), широкие или узкие зрачки, дрожание кистей, потливость, слюнотечение, коричневый налет на языке, шаткость походки.
  • Следы повреждений (кровоподтеки, ссадины) должны привлечь внимание к фактам нарушения правил уставных взаимоотношений между военнослужащими в подразделении;

Как показывает анализ, только каждый десятый из тех, кто добровольно ушел из жизни, имел твердое желание умереть, у остальных суицид – это крик о помощи, и трагедия свидетельствует о том, что этот крик не был услышан ни командиром, ни товарищами по оружию.

Настораживает и тот факт, что сводят счеты с жизнью не только солдаты, замученные дедовщиной, но и офицеры – на их долю приходится более 30% самоубийств.

Суицидальные явления среди военнослужащих проблема и пути решения

«Военная мысль» №6.2000 г.

Суицидальные явления среди военнослужащих: проблема и пути решения

Подполковник юстиции С.Ю.РЫБКИН

ПРОБЛЕМА суицида среди военнослужащих в настоящее время приобрела особую остроту и актуальность. Специалистами коллегии Главной военной прокуратуры (ГВП) совместно с НИИ проблем укрепления законности и правопорядка Генеральной прокуратуры РФ во исполнение решения коллегии ГВП «Об эффективности и результативности принимаемых органами военной прокуратуры мер, направленных на охрану жизни и здоровья военнослужащих, предупреждение их гибели от самоубийств и происшествий» от 31 марта 1999 года проведено комплексное социологическое исследование причин гибели военнослужащих в мирное время. Оно показало, что за минувшие два года положительных тенденций в динамике самоубийств не наблюдается, доля последних от общего количества случаев гибели военнослужащих не уменьшилась.

Читать еще:  Очистка откосов от краски

Специалистами было установлено, что почти три четверти покончивших жизнь самоубийством — солдаты или сержанты, каждый десятый — прапорщик, около 15% — офицеры. Чаще всего сводят счеты с жизнью военнослужащие в возрасте 20-24 лет (62,5% от числа всех, покончивших жизнь самоубийством). В указанном возрастном интервале на первом месте военнослужащие в возрасте 21 и 22 лет (они составляют 53% от числа лиц, вошедших в указанную возрастную группу). Характерно, что подавляющее большинство из них — военнослужащие срочной службы (98,3%). Около 70% военнослужащих этой категории кончают или пытаются покончить жизнь самоубийством на первом году службы. Особенно часты такие случаи в первые шесть месяцев их служебной деятельности. Сержанты и старшины срочной службы более 2/3 самоубийств совершают на первом году служебной деятельности в качестве младших командиров.

Анализ показал, что у офицеров-самоубийц наиболее «критичным» является возраст 39 лет, а также 27, 34 и 35 (около четверти всех самоубийств среди офицерского состава).

Наибольший процент суицидальных явлений всех категорий военнослужащих приходится на сентябрь-октябрь, у военнослужащих срочной службы — на июль. Наибольшее число суицидальных происшествий происходит в понедельник, субботу и воскресенье. У военнослужащих контрактной службы отмечается некоторое (в пределах нескольких процентов) преобладание ночного (с 22 до 6 часов) и утреннего (с 6 до 12 часов) времени совершения суицида. Временная закономерность наиболее отчетливо проявляется среди военнослужащих срочной службы: чаще всего они совершают самоубийства днем, реже ночью, менее всего — утром и вечером.

Военнослужащие срочной службы в большинстве случаев кончают жизнь самоубийством с помощью огнестрельного оружия и через самоповешение, т. е. прибегают к тому способу, который им легче осуществить с учетом имеющихся для этого возможностей. Нередко военнослужащие совершают самоубийство способом, опасным для окружающих, используя взрывчатые вещества. Сложная техника и вооружение, которыми в современных условиях насыщены части и подразделения, оказавшись в руках самоубийц, могут привести к трагическим последствиям для других военнослужащих и гражданских лиц, к разрушению важных объектов. Установлено также, что при совершении самоубийств военнослужащие нередко находятся в состоянии алкогольного или наркотического опьянения.

Гибель военнослужащих в мирное время (и особенно, если это самоубийство) серьезно подрывает авторитет армии и флота. Такие факты получают широкую огласку, у молодежи возникает стремление любыми путями уклониться от прохождения военной службы, вплоть до совершения преступления. Каждый случай, когда молодой и здоровый человек лишается жизни в армейских условиях, вызывает негативный общественный резонанс, возмущение и протесты различных общественных организаций, справедливое негодование и жалобы родных и близких погибшего. Все это в конечном счете ведет к падению престижа военной службы и отрицательно влияет на боеготовность войск.

Показателем важности названной проблемы явилось ее активное обсуждение на парламентских слушаниях в Государственной Думе.

Суицидальное поведение (самоубийство, попытки покушения на свою жизнь) — результат сложного взаимодействия различного рода психофизиологических, психических, социально-экологических и социокультурных факторов, следствие физических и эмоциональных перегрузок, которые испытывает человек, снижения адаптированности к ним.

Для различных категорий военнослужащих причины этого явления имеют свою специфику, в частности, для офицеров, прапорщиков, военнослужащих контрактной службы — это в основном несправедливость в решении служебных вопросов, социально-бытовая неустроенность, неуверенность в завтрашнем дне, пьянство, семейные конфликты. Хронические многомесячные задержки денежного довольствия, других выплат, отсутствие возможности трудоустройства членов своих семей, острые жилищные проблемы закономерно ведут к росту недовольства в офицерской среде и, как следствие, к снижению воинской дисциплины и правопорядка среди подчиненных.

Основными причинами самоубийств военнослужащих по призыву являются трудности адаптации к армейской среде, глумления и издевательства, тяжелый нравственный климат в воинских коллективах, завышенные нагрузки, связанные с недоукомплектованностью личным составом воинских частей и подразделений, недоведение положенных норм довольствия.

С психологической точки зрения суицидальное поведение — это разновидность поведенческих реакций человека в экстремальных ситуациях, свойственных не только больным, но и здоровым людям. Конфликт или неблагополучие в какой-либо сфере жизнедеятельности военнослужащего порождают психологический кризис, который, прежде всего, выражается в нарушении внутреннего эмоционального баланса. Характер и протекание психологической реакции зависят не столько от содержания суицидогенной ситуации, сколько от восприятия ее человеком. Поэтому особое место в профилактике суицидальных состояний занимает урегулирование межличностных конфликтов.

Под конфликтами в воинских коллективах понимается нарушение нормальных деловых контактов и уставных взаимоотношений. Чаще всего они возникают в результате нарушения или кажущегося нарушения одной из взаимодействующих сторон каких-либо формальных или неформальных норм поведения и общения. По мнению ряда военных социологов, конфликты в отношениях людей неизбежны, а иногда даже необходимы как движущая сила развития коллектива.

Воинский коллектив имеет сложную социальную и психологическую структуру. В него входят люди с различным жизненным опытом, уровнем общеобразовательной и профессиональной подготовки, нравственной зрелости, с разными интересами, потребностями, социальной ориентацией, имеющие неодинаковые взгляды и мнения. В результате возникают срывы во внутриколлективных отношениях, приводящие к конфликтным ситуациям, образуются обособленные микрогруппы с устремлениями и целями, противоречащими интересам коллектива в целом, общепринятым нормам морали и нравственности, требованиям службы.

В последние годы в армии увеличилось количество воинов различных национальностей, слабо знающих русский язык. Их речевая изолированность служит причиной перенапряжения нервной системы, что ведет к разного рода конфликтным ситуациям.

Для понимания причин суицидальных поступков военнослужащих и их профилактики важное значение имеет выявление мотивов и обстоятельств этого поведения. Мотивы самоубийств можно условно разделить на три группы: первая связана со сферой служебной деятельности военнослужащих; вторая обусловливается определенными недостатками и трудностями сферы бытовых отношений; третья связана с оценкой состояния их здоровья.

Правильно развивающийся индивидуум обязательно сталкивается с необходимостью дать собственную оценку своему существованию. Осознание смысла жизни, обоснование значимости своего бытия является насущной потребностью взрослого человека. Без этого он не может нормально жить, не в состоянии мобилизовать свои силы и способности. Если же человек не видит смысла в своей повседневной деятельности, не чувствует поддержки и одобрения своего поведения со стороны близких людей, мнением которых он особенно дорожит, если он не защищен психологически своим коллективом, то у него рождается душевная усталость и равнодушие, он начинает испытывать неудовлетворенность жизнью. В особо неблагоприятной ситуации у него, говоря словами академика И.П.Павлова, происходит «торможение рефлекса цели». Таким образом, можно сделать вывод, что одной из основных причин самоубийства или покушения на него является утрата некоторыми недостаточно выдержанными в нервно-психическом отношении лицами служебной или жизненной перспективы, смысла жизни в их субъективном понимании.

В некоторых случаях на военную службу призываются граждане, имеющие предрасположенность к нервным срывам в сложных армейских условиях, и даже лица, не годные к военной службе в мирное время по психическому состоянию. При этом сам призывник и его родные могут и не знать о том, что он имеет какие-то психические отклонения, поскольку в обычных домашних условиях симптомы психического заболевания могли не привлекать внимания окружающих. Поэтому, если в поведении военнослужащего замечаются какие-то странности, его следует направить на медицинское обследование в соответствующее лечебное учреждение. Необходимый медицинский контроль должен осуществляться в каждой воинской части. Постоянного медицинского наблюдения требуют военнослужащие срочной службы, имевшие до призыва в армию приводы в милицию или судимость, часто нарушающие воинскую дисциплину. Среди этой категории лиц могут встретиться больные, страдающие нервно-психическими заболеваниями, которые не были выявлены призывными комиссиями.

Большое значение для профилактической работы по предотвращению самоубийств имеет проведение работниками военной прокуратуры совместно с командованием бесед с личным составом, особенно с молодыми, недавно призванными на военную службу воинами. Такие беседы с разъяснением особенностей прохождения службы, правового положения военнослужащих целесообразно организовывать не только в частях, но и на призывных пунктах военкоматов в период отправки призывников к месту службы. К участию в мероприятиях воспитательного характера следует привлекать медицинских работников, способных объяснить молодым людям закономерности жизнедеятельности человеческого организма, функционирования его нервной системы.

Читать еще:  Подготовка откосов под отделку

В ходе исследования, проведенного специалистами управления ГВП совместно с НИИ проблем укрепления законности и правопорядка Генеральной прокуратуры РФ, осуществлено анкетирование 180 респондентов — офицеров военных прокуратур, командиров поднадзорных подразделений, военнослужащих сержантского и рядового состава срочной службы. Опрашиваемым предлагалось ответить на вопрос, возможно ли предупредить самоубийства, а также гибель военнослужащих от несчастных случаев. Анализ ответов показал, что среди военнослужащих сержантского и рядового состава срочной службы подавляющее большинство (73,3%) убеждены в невозможности предупредить суицид. В то же время почти половина офицеров (40,7%) и половина работников военных прокуратур (51,2%) уверены в возможности предупреждения такого происшествия.

Рассмотрев в общем плане причины и условия, которые могут способствовать совершению суицидальных происшествий, можно наметить следующие основные направления профилактической работы: индивидуальный подход к каждому военнослужащему, внимательное и заботливое отношение к нуждам и запросам подчиненных; поддержание твердого уставного порядка; привлечение каждого военнослужащего к активной общественной работе, участию в жизни своего подразделения; создание службы предупреждения самоубийств.

И в завершение необходимо отметить, что для глубокого вскрытия причин совершения самоубийств должны быть проанализированы все обстоятельства и условия, которые способствовали принятию этого трагического решения, и предприняты меры, исключающие подобные явления. Только совместными и целенаправленными усилиями командиров, военных юристов, врачей, всей армейской общественности суицидальные происшествия могут быть предотвращены.

Для комментирования необходимо зарегистрироваться на сайте

Армия: любой суицид стал страховым случаем

Дмитрий Медведев завизировал изменения в закон о страховании военнослужащих, согласно которым родители всех покончивших с собой солдат, будут получать выплаты от страховых компаний

Москва. 15 июля. INTERFAX.RU — Президент России Дмитрий Медведев подписал поправки, гарантирующие право на получение страховых выплат родным военнослужащих-самоубийц. Глава государства утвердил изменения в статью 10 закона об обязательном государственном страховании жизни и здоровья военнослужащих, граждан, призванных на военные сборы, сотрудников органов внутренних дел, Государственной противопожарной службы, органов ФСКН и уголовно-исполнительной системы, сообщает в пятницу пресс-служба Кремля.

Закон о внесении изменений был принят Госдумой 1 июля 2011 г. и одобрен Советом Федерации 6 июля. Статьей 10 закона «Об обязательном государственном страховании жизни и здоровья военнослужащих, граждан, призванных на военные сборы, лиц рядового и начальствующего состава органов внутренних дел РФ, Государственной противопожарной службы, органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, сотрудников учреждений и органов уголовно-исполнительной системы» установлены основания освобождения страховщика от выплаты страховой суммы по обязательному государственному страхованию. В соответствии с внесенными изменениями, страховая выплата родным указанных категорий граждан будет осуществляться в любом случае, если смерть застрахованного лица наступила вследствие самоубийства.

Ранее в измененной статье говорилось, что страховщик не освобождается от выплаты родным только тех самоубийц, которые находились на военной службе не менее полугода, или в случае, если смерть застрахованного является результатом доказанного судом доведения до суицида, независимо от срока службы.

По данным ответственного секретаря союза Комитета солдатских матерей Валентины Мельниковой, «в год в вооруженных силах ежегодно гибнут 2 тыс. человек». «500-600 самоубийств, реальных или инсценированных», — сообщила она в марте на пресс-конференции. «Есть единственное ведомство, которое знает, сколько погибло солдат в вооруженных силах, это страховая компания. Но у нее договор с министерством обороны, что количество страховых случаев и выплат — это коммерческая тайна», — сказала Мельникова.

Между тем с декабря 2009 года Минобороны, как отмечал председатель комиссии Общественной палаты по делам ветеранов, военнослужащих и членов их семей Александр Каньшин, перестало публиковать ежемесячную статистику происшествий и преступлений, в том числе погибших офицеров и солдат. По его сведениям, наблюдается тенденция к росту небоевых потерь, в том числе из-за дедовщины.

В марте нынешнего года главный военный прокурор Сергей Фридинский сообщил, что «полтора года в войсках последовательно увеличивается количество насильственных преступлений». «Только в минувшем году их количество возросло более чем на 16%. От насилия пострадали тысячи военнослужащих, десятки получили тяжкие увечья, есть и погибшие», — сказал он. По его словам, каждое четвертое правонарушение в настоящее время связано с противоправными действиями в отношении сослуживцев. «Во многом именно неуставные отношения в воинских коллективах являются причиной многочисленных уклонений от военной службы военнослужащих по призыву и даже самоубийств», — подчеркнул Фридинский. «Наиболее неблагополучная обстановка сложилась в соединениях и частях Центрального военного округа, где зарегистрирован почти двукратный рост неуставных отношений, Восточного, Западного военных округов, отдельных подразделениях пограничных органов и Внутренних войск МВД», отмечал Главный военный прокурор.

В мае нынешнего года член Совета при президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека Сергей Кривенко цитировал «Интерфаксу-АВН» выступления перед региональными омбудсменами замминистра обороны Николая Панкова, назвавшего главной проблемой межличностные отношения среди военнослужащих срочной службы. По оценке правозащитника, выступления Панкова, а также главного военного медика генерала Александра Белевитина были «слишком оптимистичными». «Все наши критические замечания, связанные с многочисленными фактами побоев, суицидов среди солдат-срочников, военачальники дружно отрицали», — сказал Кривенко.

Почему в российской армии умирают от болезней и кончают жизнь самоубийством?

Руководство российской армии утверждает, что условия службы солдат становятся все лучше. Однако СМИ стали чаще рассказывать о случаях дедовщины или других нарушениях прав военнослужащих. Самой громкой историей стало убийство на Дальнем Востоке солдат, которых сослуживец-срочник Рамиль Шамсудтинов расстрелял из-за конфликта. Znak.com поговорил с экспертом, координатором правозащитной организации «У военнослужащих тоже есть права» Алексеем Ковалевым, который уже много лет помогает военным и их родным по всей стране.

Заболел и умер — виноват сам

С начала прошлого года организация Алексея Ковалева занималась делами 40 военнослужащих — как срочной службы, так и служащих по контракту, которые умерли не от боевых действий. На первом месте смерти из-за болезней, следом — самоубийства. Восемь погибших в результате ЧП с Рамилем Шамсутдиновым в этот список Ковалев не включает, так как эта история из ряда вон.

— Можно ли было спасти тех, кто заболел на службе?

— Пример. Парень, 33 года, сержант в Екатеринбурге, водителем в воинской части работал. Ехал домой со службы, семья, двое детей, жена досрочно вышла из декрета, живут в съемном жилье, денег в семье нет. За рулем ему становится плохо. Он съезжает на обочину, ставит машину на нейтралку и, уже теряя сознание, жмет на газ. Проезжавшие мимо водители увидели, что машина стоит и «кипит». Вызвали скорую, мужчину госпитализировали. У него пена изо рта. Врачам кажется, что это отравление, может быть, наркотики. От этого и лечили. Умер через 36 часов. У него был инсульт, который проглядели. А могли бы спасти. Он и раньше жаловался на головную боль в затылке, ходил к врачам. Жене командование уже начало говорить, что она ничего не получит. Все она получит! Ей положено, мы ей поможем, безвозмездно. Она говорит — это неоказание помощи. Вот такая естественная причина смерти. И вот следствие — человека нет, как жить его семье дальше, никого не волнует.

Читать еще:  Как материалы для внешних откосов

— А что командование обычно говорит на смерти от заболеваний? Признает, что, может быть, где-то недоглядели, недолечили?

— Не признает. В 99% случаев командный состав валит все на военнослужащих. Я за свою практику не встречал ни одного случая, чтобы признали неправоту. Обычно твердят, что не обращался, отказался от медпомощи, скрыл. Я всем в таком случае говорю: если есть рекомендация военного врача на то или иное обследование или госпитализацию, почему военнослужащий сам принимает решение, лечиться ему или нет. Это армия. Там есть устав и жесткая иерархия. И командир обязан в таких случаях подписать приказ и отправить на лечение. Мы ездим по всей стране, добиваемся возбуждения уголовных дел по подобным фактам — там, где можно было, но не спасли, не заметили. За жизнь и здоровье военнослужащих отвечает командир. Это по уставу. К примеру, в Тюмени умер курсант от менингита, который вообще-то лечится. Командование снова говорит — он сам не стал лечиться, вовремя не обратился. Родители говорят — жаловался и обращался, но ему ответили, что он мужик, простуду и на ногах перенесет. Доказывать халатность удается. Офицеры идут под суд, начмеды. Случаев таких много.

«Когда терпеть больше невозможно»

Алексей Ковалев ставит гибель в результате суицида на второе место по причинам смертей в армии, но подчеркивает — по обращениям в его организацию нельзя делать статистику, это лишь определенный срез.

— У нас больше 50% обращений по смертям связаны с самоубийствами. Где-то причинами стали преступления в отношении погибших, где-то личные мотивы. Последнее время по срочникам идет доказывание, что в основном смерти происходят вследствие неуставных взаимоотношений. Это смерть призывника Куземы — офицер получил шесть лет, Рустама Авазова в Перми — тоже приговор.

Сейчас идет сильный рост самоубийств. И это связано не с проблемами в армии напрямую, а, скорее, с проблемами всего общества, с настроением. При этом идет сокращение числа неуставных взаимоотношений. Минобороны в этом году заявили о росте, но это за счет выявления ранее скрытых случаев.

Контрактники — отдельная история. Там есть и доведение до самоубийства, но, как правило, такие истории до суда не доходят, так как обычно смерть происходит дома. Сейчас в Омске офицер застрелился из табельного пистолета. Дело прекратили. И в экспертизе написано: устал от жизни. Эксперт пишет такое. Я знаю этот диагноз, я с ним только в кино сталкивался — «Визит к Минотавру». А там мама говорит, что он устал служить, хотел перевестись, обращался к отцу-военному за помощью, а тот ему пишет: «сынок, я не могу, сам разбирайся».

— А если неуставные отношения — то это насилие физическое или моральное?

— Обычно и то, и другое, чаще всего — принуждение к каким-то действиям. Того же Авазова в Перми срочник, призывник с Кавказа, которого командование устно наделило определенными полномочиями, заставлял выполнять незаконные приказы. Не выполнишь — идет жалоба уже офицеру или физическое насилие. Половину преступлений совершают сами военнослужащие срочной службы в отношении сослуживцев, вторую половину — офицеры. Но командование, по моему мнению, виновато всегда, так как только при его попустительстве возникают преступления. Дело того же Авазова — избивал его срочник, но с молчаливого согласия командования. Сам виновный попал в колонию, офицеры уволены с военной службы.

— Национальный признак присутствует?

— Проблема есть, но она не такая сильная. Не большинство это. Не в национальности проблема.

— Какие военнослужащие чаще совершают самоубийства?

— Я не стал бы говорить сам об этом, но раз вы спросили — чаще всего из неполных семей. 80% парней воспитывались без отца. Мы делали свой анализ. Эти 18-летние парни только что пришли из домашнего обихода, они идут в армию с надеждой уйти от серости и получить красивую картинку, а попадают в такую же серость. И они понимают: сейчас закончится армия, я приду домой и будет та же серость. Они видят безвыходность и совершают самоубийство. У тех, у кого дома все благополучно, кого родные дома любят и ждут, у тех надежды вытерпеть, но вернуться, больше. Хотя — единичные случаи суицидов призывников из благополучных семей тоже есть. Это истории о том, где невозможно было вытерпеть. Все тот же Рустам Авазов. Он это сделал осознанно. Он оставил видеозаписку, где все рассказал подробно, кто и что и как, какие в части порядки, как он жаловался командиру. Аналогичное дело было в Елани — в прошлом году военнослужащий там погиб. Там тоже полная семья. Он оставил записку о том, что просто не вытерпел.

«Дыры, где все живут по своим законам»

Самым проблемным и депрессивным регионом для службы Алексей Ковалев называет Дальний Восток. Причина — слишком большое скопление войск и удаленность от центра.

— На Дальнем Востоке армия — отдельное государство. Они живут по своим законам. Самые проблемные гарнизоны Кяхта, Камень Рыболов, Белогорск. Это такие дыры, куда нормальные люди не поедут служить (по контракту). Там собрались те, кому больше некуда податься. Причем там и следствие, и прокуратура, и военные эксперты — такие же. Они не хотят работать, в чем-то разбираться. Застрелился — и черт с тобой. Жалобы идут и идут оттуда. И я всегда говорил: если в стране в армии весь беспредел где-то аукнется, то это будет Дальний Восток. И вот мы получили дело Шамсутдинова. Мы хорошо знаем эту часть. Командование в тех частях чувствует свою безнаказанность и вседозволенность. Местечковые суды, местечковое следствие. В деле о гибели призывника из Кропачево Челябинской области Кувайцева, который погиб в Белогорске, мы доказали, что следователь совершил фальсификацию — убедил маму, что продолжит дело, и заставил подписать одну бумагу. После этого она кричала, что ее обманули, но никто этого не услышал. Это междоусобное царство. Нас там не слышит ни суд, ни следствие, ни сама армия.

— Что вы думаете о деле Рамиля Шамсутдинова?

— То, что он совершил, мое личное мнение — он виноват и заслуживает лишения свободы. Так жестко расстрелять — нельзя. Это плохо. Он убил не конкретно того, кто применял к нему неуставные взаимоотношения, а случайных людей в том числе. Позицию защиты я прекрасно понимаю — неуставные, попытка изнасилования. Сейчас можно говорить что угодно. Но он стрелял не глядя и при этом действовал контрольными выстрелами. Это не было аффектом. Оправдания его действиям здесь нет. Это первый случай, где я согласен с Министерством обороны. Правозащитников я здесь, извините, поддержать не могу.

И последняя история — с самовольным оставлением воинской части в Забайкалье срочником из Челябинской области. По моему мнению, в конкретном случае имеет место быть излишне повышенное внимание к истории со стороны общественности. Парень совершил самовольный уход, но избежит за это какой-либо ответственности. Каких-либо конкретных фактов неуставных отношений, о которых стали говорить в СМИ, пока не представлено. Но если они есть, об этом надо было в первую очередь сообщать в прокуратуру и Следственный комитет, а не общественности.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector